+375 (44) 77-67-555

+375 (44) 77-69-555

+375 (29) 65-00-439

+375 (17) 260-07-33

pomogi.by@mail.ru

Связаться с нами

За 2016 год на
лечение детей
было собрано

144 900
рублей

Дима Бедоник, 3 года

Диагноз: Органическое поражение ЦНС, выраженная задержка психо-речевого развития

Возраст: 3 года

Требуемая сумма: 2 000 EUR

Диме необходимо пройти четвертый курс терапии Томатис в Германии. Первые три курса принесли отличные результаты. Уже 10 февраля 2017г. мальчика ждут в реабилитационном центре. Все средства семья тратит на каждодневные занятия и особое питание, и им самим не собрать нужную сумму. Родители Димы с раннего детства сына борются за его здоровье и будут благодарны любой помощи!

 

Последние новости

Новости за 21.11.2016:

«Дорогие друзья, мы хотим выразить огромнейшую благодарность всем, кто следит за нашей историей и помогает нам со сбором средств на реабилитацию нашего сына. Ваша помощь бесценна, низкий вам всем поклон! Благодаря вам у нас получилось пройти третий курс терапии, и сейчас я с радостью расскажу о наших успехах.

Третья поездка в Гамбург на терапию Томатис состоялась с 5 по 16 октября 2016 года. Курс длился 12 дней. Уже в первый день курса у нас было огромная победа – Димка сам, без возмущений, надел наушники! Первые два курса он проходил с поясом, он никак не хотел надевать наушники, и руководитель курса – Йохим Кунзе, сказал нам с ребенком не бороться, т.к. восприятие может быть нарушено настолько, что проходить терапию сразу в наушниках может быть для него реально болезненно. Я очень переживала по этому поводу, но профессор уверял, что когда улучшится работа вестибулярной системы, он сам будет к этому готов. Именно так и получилось, Димка в первый же день надел наушники и образцово прослушал весь курс!

Сразу по окончанию курса мы заметили, что у Димы значительно улучшилось зрительное восприятие – он стал намного легче и быстрее соотносить предметы и картинки, начал интересоваться вкладышами и сортерами. Не всегда получается все сделать самостоятельно из-за плохой мелкой моторики, но раньше эти игрушки вызывали у него бурный протест, сейчас определенно есть понимание, что нужно делать и как. Чуть позже, примерно через четыре недели после окончания курса, мы заметили, что у Димочки значительно улучшилось сенсорное восприятие. Он стал намного лучше чувствовать и понимать свое тело, появились движения, которых я добивалась от него месяцами. Благодаря этому, продвинулась имитация. Он и раньше неплохо повторял, но многие движения у него не получались из-за сенсорной дезинтеграции. Трудно найти подходящие слова, чтобы передать ту радость и гордость, которая переполняет меня, когда я вижу все эти улучшения, ребенок меняется, идет вперед. Слава Богу за все!

Остановиться сейчас – значит, остановиться ровно на половине дороги, мы не можем этого допустить, впереди – четвертый и пятый курсы, которые, я уверена, будут не менее продуктивными. Четвертый курс назначен на 10-21 февраля 2017 года. И нам снова необходимо собрать около 2000 евро (1400 евро – терапия, 600 евро – дорога и проживание). Друзья, поддержите, мы безумно благодарны любой помощи! Спасибо огромное!»

Письмо родителей

«С рождением сына я поняла, какая любовь самая сильная, самая крепкая и бесконечная – это любовь матери к своему ребенку. Еще, к сожалению, пришлось прочувствовать, что такое самая горькая, самая несносная боль, от которой внутри жжет так, что, кажется, становится физически больно… но обо все по порядку. 


БЕРЕМЕННОСТЬ И РОДЫ

О своей беременности я узнала в день нашей первой годовщины свадьбы, такой вот получился замечательный сюрприз, хотя не совсем сюрприз – мы планировали и готовились к этому делу. Но, когда я увидела две полоски, моему счастью просто не было предела! Я всегда просто обожала детей, и мысль о том, что у меня будет мой собственный ребеночек, самый-самый лучший, похожий на меня или на любимого приводила меня в неописуемый восторг.

Беременность прошла идеально – я правильно питалась, ежедневно гуляла на свежем воздухе, ходила на физкультуру для беременных и наслаждалась каждым днем. На 39-й неделе 26 марта 2013 года в 15.40 родился наш сыночек Димка, красивый здоровый мальчик весом 3500гр, ростом 53 см, Апгар 8/8. Через неделю нас отправили домой. Я просто не могла налюбоваться малышом и не понимала, как и у кого вообще может быть послеродовая депрессия.

В месяц мы пошли в поликлинику, ребенка осмотрели педиатр, невролог, ортопед – все отлично. Прибавил 900 грамм, подрос, полностью и абсолютно здоров. Нам сделали повторную прививку от Гепатита В (первая была в роддоме) и отпустили. 

ТРАГЕДИЯ

На следующий день Димка очень много плакал. А еще через день ранним утром, когда мы проснулись, он вообще ни на что не реагировал, не плакал, не просил кушать, он едва открывал глазки. Мы помчались в больницу, ребенка сразу забрали в реанимацию. Первым делом, взяли общий анализ крови, но, спустя пару минут, пальчик продолжал кровить. Оказалась, что кровь не сворачивается. Начали капать плазму. Но малышу становилось хуже. Ближе к вечеру вызвали реанимобиль и перевезли ребенка в РНПЦ «Неврологии и нейрохирургии». Там сразу сделали КТ (компьютерную томографию) головного мозга и сказали, что из-за нарушения свертываемости крови у ребенка случилось кровоизлияние в голову. Ребенка забрали, мне дали койку в отделении, разрешили сцеживать и приносить грудное молоко. 

Нам поставили диагноз – поздняя геморрагическая болезнь новорожденного – нарушение свертываемости крови, которое происходит у мизерного процента новорожденных детей из-за недостатка витамина К, очень часто сопровождается кровоизлиянием в брюшную полость или головной мозг. 

Дима в реанимации. Я в отделении. На следующее утро ко мне пришел заведующий отделением и сказал, что ребенка экстренно увезли на операцию, состояние крайне тяжелое, и мы должны быть готовы к самому худшему. 

Потом объяснили, что кровь в голове закупорила проход спинно-мозговой жидкости – ликвору, которой омывает мозг, внутричерепное давление стало очень сильно расти, мозг начал буквально тереться о череп. И чтобы его спасти, был установлен шунт – попросту говоря, такая трубочка, через которую ликвор начал циркулировать. Но мозг пострадал.

Мой мир рухнул. Просто рухнул. Мне болело все. Я лежала и плакала. Каждые три часа днем и ночью я сцеживала грудное молоко и носила его в реанимацию. После операции состояние ребенка оставалось крайне тяжелым. Он не дышал (был на ИВЛ), не сосал (был на зонде). Господи, не дай Бог пережить этого ни одной маме на свете. До сих пор моим кошмаром остаются те ночи. Ночи, когда у меня звонил будильник, я шла на молочную кухню, стерилизовала бутылки, сцеживала молоко и шла по длинным пустым холодным больничным коридорам. Спускалась на первый этаж. Шла к двери детской реанимации. Звонила в звонок. И спрашивала – «Живой?

На следующий вечер мы привезли батюшку и покрестили Диму. Пошли с мужем в храм. К исповеди. И начали молится. Неустанно. День и ночь. Все вместе.

Через два дня Диму сняли с ИВЛ, он стал дышать. Еще через день начали кормить из бутылки. Он плохо ел, но ел. А через неделю мне его вернули. Вернули моего мальчика, он выжил. Такой боец. И сразу взял грудь. Моя радость и гордость.

ПЕРВЫЙ ГОД НАШЕЙ ЖИЗНИ

Нас перевели в РНПЦ «Мать и Дитя». Там мы лечились 2 месяца. Уколы, катетеры, антибиотики, бесконечные осмотры врачей, анализы, обследования… Примерно через полтора месяца кровоизлияние рассосалось, отток ликвора восстановился и после лечения в «Мать и Дитя» нас опять перевели в РНПЦ «Неврологии и нейрохирургии» снимать шунт. Еще одна операция и еще один наркоз. И вот только в 3 месяца мы попали домой. Я вздохнула с облегчением в надежде, что все самое страшное позади. Тогда я еще не понимала, что мы находимся в самом начале долгого и тернистого пути, пути реабилитации и восстановления здоровья нашего сына.

В течении первого года Димкиной жизни мы выполняли все врачебные рекомендации, всего было четыре госпитализации в «Мать и дитя». Там мы проходили процедуры всякие и лечились медикаментозно. 

Вообще, нам ставили риск развития ДЦП, но физически Димка пошел вперед – он стал держать голову, сидеть, ползать, ходить ненамного позже, чем здоровые детки. Но мы понимали, что с ребенком что-то не так – к 10 месяцам он совсем не смотрел в глаза, не тянулся на ручки, не понимал обращенной речи. Наша врач нам сказала, что эти признаки являются аутичными. 

Ближе к годику мы начали курсами проходить реабилитацию в больнице медицинской реабилитации на Володарского, ездить на занятия в центр раннего вмешательства, но прогнозы специалистов были неутешительными – нам пророчили аутизм или тяжелую умственную отсталость. 

Действительно, в год Дима был тяжелым ребенком. Он не реагировал на звуки, на имя, постоянно качался на четвереньках, и был полностью в себе. 

У меня жутко болела душа. Ребенок был почти на ногах, но он был совсем неадекватный. Я понимала, что все, что мы делаем, не работает. И я начала расспрашивать других родителей особых детей. Они делились своим опытом, подсказывали специалистов и методики, что мне очень тогда помогло.

ВТОРОЙ ГОД

Так я узнала про диету без глютена, казеина, сои, сахара. Такая диета рекомендуется деткам аутичного спектра. Мы ввели диету и сразу увидели положительные изменения. Мы взяли реабилитацию ребенка полностью в свои руки – к реабилитационным курсам в больнице мы подключили диету, массаж курсами в частном порядке, остеопатию, иппотерапию, частные занятия с логопедом, занятия со мной нон-стоп. Мы начали лечить ЖКТ и восстанавливать работу иммунной системы, которая была нарушена вследствие тяжелого лечения. Я начала заказывать витамины из США – ферменты, пробиотики, плюс добавки для улучшения работы нервной системы и головного мозга – магний, витамины группы В, Омега 3, Омега 6. За всем этим стоят бессонные ночи поиска информации о том, как помочь сыну. Мы потихоньку пошли вперед. 

ТРЕТИЙ ГОД И НАШИ УСПЕХИ

Сейчас Димочке три года. За спиной у нас с ним уже огромный опыт. Попробовали многое, что-то работало, что-то нет. Сейчас Димка физически почти не отличается от сверстников, он бегает и прыгает, но у него немного плохая координация, внешне неуклюж. Сейчас наш диагноз – органическое поражение ЦНС, выраженная задержка психо-речевого развития. У нас очень много поведенческих проблем, Димка тяжело переносит эмоциональные нагрузки. Еще у него совсем нет речи и очень плохая мелкая моторика. 

Мы ведем работу по двум основным фронтам – лечение и обучение. В лечение входят диета, биокоррекция организма, гирудотерапия (лечение пиявками), остеопатия. В обучение – занятия по методике АВА (прикладной анализ поведения), занятия по сенсорной интеграции. 

Благодаря всем нашим усилиям, мой мальчик сильно продвинулся в понимании обращенной речи, сейчас он выполняет все наши просьбы и инструкции. Он стал очень контактным и ласковым. Он начал имитировать, пока не все и не так бегло, как нейротипичные детки, но это огромный шаг вперед. У него появилась игра. Он придумывает, куда спрятать мячик или загнать машинку. И вообще, он безумно позитивный, умный и хитрый ребенок.

В марте этого года мы прошли курс аквареабилитации с Дмитрием Утенковым, что дало нам значительный толчок в развитии – у Димочки улучшилась координация и мелкая моторика. 

С 1 по 15 июня мы прошли курс восстановительного лечения (терапия Томатис) в Германии, в городе Гамбурге. Малыш очень сильно поменялся – он стал более внимательным, спокойным, стало меньше поведенческих проблем, и, самое главное – он начал повторять несколько новых слогов и говорить долгожданное «МА». Конечно, это не совсем «мама», но он старается, и это очень вдохновляет нас на дальнейшую работу. 

Вообще, сама терапия Томатис включает в себя несколько курсов, перерыв между первым и вторым курсами не должен превышать 6 недель. А это значит, что уже 22 июля нам необходимо быть в центре.

Нам очень нужна помощь в сборе средств на второй и третий курсы. К моему огромному сожалению, мы не можем собрать необходимую сумму, т.к. очень много средств уходит на текущие расходы, связанные с реабилитацией – ежемесячно мы покупаем ребенку витамины и минералы, оплачиваем занятия по сенсорной интеграции и консультации частного логопеда-психолога. У нас были небольшие сбережения, но мы вложили все, что было, в первую поездку. Первый 15-дневный курс обошелся нам около трех тысяч евро. Второй и третий курс будут дешевле – они длятся всего 10 дней. Но все равно каждая поездка обойдется нам примерно в 1800 (одна тысяча восемьсот) евро, 1200 евро стоит сама терапия, плюс дорога и жилье. Поэтому нам необходимо собрать 3600 (три тысячи шестьсот) евро.

Нам очень нужна помощь. Очень. Мы справлялись сами в течение двух лет непрерывной реабилитации, но сейчас пришел тот момент, когда мы просто вынуждены обратится за помощью к людям, добрым, неравнодушным людям, которые не пройдут мимо и найдут в своем сердце желание помочь нашему мальчику. ОГРОМНОЕ СПАСИБО И ХРАНИ ВАС БОГ!»

 

Контакты:

+37529 550-65-09 — Екатерина – мама Димы 
+37533 666-36-85 — Александр – папа Димы

РЕКВИЗИТЫ:


Благотворительные счета
 открыты в филиале 511 ОАО «АСБ Беларусбанк» — г.Минск, ул. Шишкина, 26
МФО 153001815
УНП 100349858

 — белорусские рубли — транзитный счёт 3819382103561 на благотворительный счёт 000009 в отделении 511/249, бессрочный
 — доллары США — транзитный счёт 3819382104993 на благотворительный счёт 000009 в отделении 511/249, бессрочный
 — евро — транзитный счёт 3819382104993 на благотворительный счёт 000007 в отделении 511/249, бессрочный

Назначение платежа: для зачисления средств на благотворительный счет на имя Бедоник Екатерины Александровны для лечения и реабилитации сына Бедоник Дмитрия.

Карточка БЕЛАРУСБАНК 
9112000155956069, 09/19 на имя Бедоник Екатерины

Счета WebMoney: 

Z611443039359 — доллары США
E838443964076 — евро

Адрес для почтовых переводов:

220118, г. Минск, ул. Крупской, д.11, кв. 11
Бедоник Екатерина Александровна. На лечение сына Дмитрия.

 

Размещено на сайте 29.06.2016